673 solovec lab/19

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Соловецкие лабиринты
Их происхождение и место в ряду однородных доисторических памятников
Часть 4. Некоторые выводы и предположения
Автор: Николай Виноградов (1876—1938)

Источник: Виноградов Н. Н. «Соловецкие лабиринты». — Соловки: Бюро печати УСЛОН, 1927. Качество: 100%


149

Глава IV
Назначение лабиринтов. Связь их с астральным культом

В исследовании А. А. Спицына «Северные лабиринты» не даётся никакого определённого указания относительно назначения лабиринтов. Здесь, в зависимости от имевшегося материала, встречаются лишь некоторые попутные замечания, неясные намёки и мало обоснованные указания первоисточников. В заключение своей работы автор даже категорически утверждает:

«До настоящего времени не высказано никаких предположений о назначении каменных северных лабиринтов. Не существует на этот счёт никаких преданий, не имеется никаких письменных свидетельств.

«С одной стороны, названия большинства лабиринтов именами религиозного характера и положение некоторых из них при церквах, по-видимому, говорит в пользу связи их с религиозными обрядами. Но библейские названия могли быть усвоены много позднее устройства самых сооружений. Равным образом, там, где лабиринты и церкви оказываются вместе, сооружение первых могло и предшествовать устройству вторых.

«С другой стороны, характерное название некоторых финляндских лабиринтов «Девичьими плясками» указывает на возможность совершенно иного их назначения, светского, хотя, конечно, и это название могло явиться в позднейшее время. Рассуждая беспристрастно, никак невозможно придумать — для совершения какого религиозного обряда или обычая могли бы служить северные лабиринты, тем более, что большую часть года они покрыты снегом. Светский или даже языческий характер этих сооружений представляется более вероятным».[1]

Таким образом, автор, сопоставив два почти диаметрально противоположных мнения, сам не высказывается сколько-нибудь определённо в ту или другую сторону по вопросу о назначении лабиринтов. Он лишь, приведя некоторые, не имеющие существенного значения соображения, считает более вероятным, что лабиринты имели светский или даже языческий характер по своему назначению.

150Однако, в предыдущем изложении достаточно убедительно доказана невероятность предположения, что лабиринты имели светский легкомысленный характер и служили для забав и развлечений.[2]

Касаясь того же самого вопроса назначения лабиринтов А. Галченко в своей работе — «О каменном веке и об остатках его в Олонецкой губернии», говорит: «Исследованы вавилоны мало, и назначение их неизвестно, так как центральная гробничка слишком мала для погребения человека».[3]

И здесь — «назначение лабиринтов неизвестно»!..

Но относительно кромлехов (сродство которых с лабиринтами вполне доказано ранее) А. С—в утверждает, что это — «религиозные сооружения народа, ещё не вышедшего из периода младенчества и делавшего первые попытки художественного творчества.[4] А кромлехи однородны с лабиринтами.

В то же время самое обилие религиозных терминов в названиях лабиринтов,[5] по моему мнению, даёт некоторый повод думать, что эти названия есть не что иное, как позднейшие отзвуки древнейших наименований, определявших первоначально вполне точно назначение этих сооружений как устроенных именно для религиозных целей. Быть может, эти названия являются даже просто переводами или переделками на христианский лад старых языческих названий.

Равным образом, и «вавилоны» — русское название лабиринтов — есть, в сущности, не что иное, как библейский термин, а, следовательно, и оно принадлежит к тому же порядку, что и церковно-религиозные названия финляндских лабиринтов. Эти факты, по моему мнению, в связи с другими нижеприводимыми данными, также, конечно, могут иметь своё значение при решении вопроса о назначении лабиринтов.

Лопари, на территории прежнего и настоящего жительства которых главным образом расположены лабиринты, считают их религиозными сооружениями.[6] «Самоеды и иные инородцы севера… считают вавилоны также за святые места». Русские, между прочим, приписывают их пустынникам.[7]

Таким образом, лишь некоторые, хотя и недостаточно категорические данные говорят за то, что лабиринты и другие сооружения этого порядка (кромлехи и проч.) имеют, по-видимому, священное назначение.[8]

Но имеются и вполне точные, несомненные данные, подтверждающие религиозное назначение лабиринтов.

151Целый ряд новых исследований в области религиозных верований финских племён известных финских учёных, подытоживших все достижения (собирательские и исследовательские) в данном направлении,[9] дают нам полную возможность, в связи с данными, почерпнутыми из аналогичных работ, осветить этот тёмный вопрос — точно выяснить, какую именно связь имеют лабиринты с религиозными верованиями, и какое место они здесь занимают.

Прежде всего, согласно принципам мифологической школы, возможно было бы установить связь лабиринтов с астральным культом. Религиозное почитание небесных светил у финских племён было широко распространено. Почитались из небесных светил: Пейва солнце, Куу — месяц и некоторые другие.

«У лапландцев когда-то культ солнца был распространён в значительной степени, как можно предполагать на основании солнечных легенд, записанных Н. Харузиным. Солнце лапландцы рисовали себе мужчиною, живущим вместе с женою и матерью. День наступает, когда солнце начинает объезжать мир либо на медведе, либо на олене».[10]

Таким образом, культ небесных светил естественным образом связывается с почитанием животных.

«Божество-животное тождественно со светилом или его символом».[11]

Летописцем под 1114 годом занесён в древнюю летопись чрезвычайно интересный и поэтический рассказ о маленьких оленях, падающих из облаков на землю. Он очень напоминает лопарское предание, записанное в одном из шведских рассказов Стига Стигсона, о том, что «олень не сын земли: он сын солнца, он принадлежит самому богу; это могут подтвердить старики; они знают, что первое оленье стадо спустилось с облаков».[12]

Это почитание оленя продолжается и до настоящего времени. Путешествовавшая уже в 1925 году по Лапландии Зинаида Рихтер пишет:

«В лопарских погостах приходилось встречать изображение оленя на иконах. Осенью лопари празднуют особый олений праздник. В этот день оленей не запрягают, все мужчины-лопари отправляются на лодках на Олений остров. Здесь происходит нечто вроде древнего жертвоприношения. Лопари складывают в пещере привезённые с собою оленьи рога».

«В древности, — рассказывают старики, на этом острове происходили состязания молодых лопарей, которые выходили на бой голыми с оленьими рогами на голове. Победитель получал в награду самую красивую девушку».[13]

152Цитат в этом роде, старых и новых, можно было оы привести очень много, но необходимо возвратиться к намеченной теме.

Новейшие исследования финляндского учёного, доктора U. Holmberg'а, посвящённые религии лопарей,[14] подтверждают эти данные. На основании собранных материалов и преданий он удостоверяет, что «среди скандинавских лопарей, у которых преимущественно встречаются мифологические существа скандинавского происхождения, известен культ солнца, от которого зависит успех скотоводства и других промыслов. В числе изображений магического барабана начертания солнца занимают почётное место. В честь солнца, между прочим, едят особенную «кашу солнца» и выставляют кругообразные предметы во время жертвоприношений. Во всём этом сказывается чужое влияние.

«Много общего с почитанием солнца имеет культ луны. Особенным почитанием пользовалась та луна, которая показывается около Рождества и в феврале месяце».[15]

Мифологический эпос вообще распространён был не только у древних лопарей, но продолжает бытовать в их среде и до настоящего времени. У них и теперь ещё встречаются сказания о солнцевых сыновьях, о дочери солнца, о подземном царстве и т. под.[16]

Связь астрального культа с лабиринтами определяется уже самою фигурою этих сооружений. Все они—и лабиринты, и кромлехи, и стонгенджи, и другие этого рода сложения имеют круглую или округлую форму. А, согласно предпосылкам, формулированным исследователями мифологической школы, всякий круг (или только приближающиеся по форме к кругу фигуры и предметы) говорит о связи с солнцем или вообще с астральным культом.

В только что приведённой цитате из исследования о религии лопарей У. Гольмберг отмечает, что во время жертвоприношений в честь солнца выставлялись кругообразные предметы.[17]

Круги спиральных и круглых и дуги подковообразных лабиринтов указывают на годичные движения солнца, то поднимающегося, то опускающегося над горизонтом. За отнесение этих сооружений к астральному культу говорит и точное обозначение в лабиринтах сторон света. Центральные сооружения лабиринтов (центральные камни Валитовых лабиринтов) и центральные менгиры кромлехов напоминают тот «мировой столб», о котором в мифологии лопарей (равно как и в скандинавской) говорится, что посредством его поддерживается мир.[18] Или же они обозначают собою тот столб — мировую ось, около которой кружатся небесные светила.

Но это предположение о связи лабиринтов с религиозным поклонением небесным светилам возбуждает целый ряд возражений и недоразумений, не даёт ответа на ряд вопросов.

1531) Прежде всего, в преданиях, легендах и сказаниях не только лопарей, но и других финских племён нет никаких упоминаний о связи лабиринтов с культом солнца или луны. Нет даже никаких намёков, позволяющих произвести сближение лабиринтов с астральным культом. Нет ничего подобного и в более древних сказаниях и легендах скандинавских народов.

2) В лабиринтах лишь внешняя форма кругообразна, детали же внутреннего их устройства не дают никакой возможности сопоставить их рисунок с движениями небесных светил. А именно:

В круглых лабиринтах гребни их представляют собою не круги или дуги, а зигзаги, притом же выложенные на площади отдельных секторов общего круга.

В подковообразных лабиринтах дуги идут, не последовательно увеличиваясь или уменьшаясь, а вразброс, перемешиваясь между собою, от края к средине, или наоборот: длинные после коротких — и обратно.

В спиральных лабиринтах круги приходят к одной точке.

В рисунках кромлехов встречаются вписанные в один общий круг не концентрические, но расположенные рядом круги.

Отсюда ясно, что в плане лабиринтов и кромлехов нет ничего подобного стройному, последовательному движению небесных светил на горизонте видимого неба.

3) Вход в лабиринты во всех этих сооружениях проектируется не с одной и той же стороны. В одних только соловецких лабиринтах имеются входы с трёх различных сторон — с севера, с юга и с запада. Точно также и в других лабиринтах.[19] Но нигде, ни в одном из доселе известных лабиринтов (описание которых мы имеем), не отмечается вход с востока.

Вследствие такого разнообразия входных отверстий в лабиринтах, оказывается, что в некоторых случаях дорожки внутри лабиринтов, а равно и самые круги и дуги лабиринтов идут в направлении, противоположном видимому движению солнца на горизонте.

4) Наконец, при приурочении лабиринтов и кромлехов к астральному культу, совершенно нельзя объяснить каким бы то ни было образом присутствие сопутствующих лабиринтам сооружений и «аллей столбов» при кромлехах. Они лишь загромождают общую картину.

Наличность такого рода возражений, в особенности же — отсутствие каких бы то ни было указании на связь астрального культа с лабиринтами в сказаниях и преданиях финнов и скандинавов, не даёт никакой возможности связать лабиринты с почитанием небесных светил.

Примечания

  1. Спицын, А., стр. 111—112.
  2. См. ранее, стр. 121—122.
  3. Известия Общества Изучения Олонецкой губернии, 1913, № 1, стр. 42.
  4. Энциклопедический словарь, т. XVI, стр. 818.
  5. См. ранее, стр. 12—14, 120—121. Спицын, А., стр. 104.
  6. См. ранее, стр. 120.
  7. Спицын, А., стр. 108.
  8. Относительно назначения финляндских лабиринтов в моём распоряжении не имеется никаких сведений или указаний. Это, вероятно, потому, что в тех местностях, где они распространены, в настоящее время живёт уже другое племя.
  9. «Религии финского племени», (Suomensuvun uskonnot). Вып. I, Крон, К. Религия финских рун., V+360 стр. Вып. II. Holmberg, U. Lappalaisten uskonto (Религия лопарей), 112 стр. Вып. III посвящён религии угров, (то есть остяков, вогулов и венгров); вып. IV — пермяков, вып. V — черемисов, вып. VI — мордвы.
  10. Харузин, Николай. Русские лопари. М. 1890 (Известия Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии, т. LVI); срвн. Энциклопедический словарь, т. XXXVI, стр. 28.
  11. Марр, Н. Я. Талыши. Петроград. 1922. Стр. 14.
  12. Платонов, С. Ф. академик. — Прошлое Русского Севера. Петрогр. 1923. Стр. 13 (Новгородская колонизация Севера).
  13. Рихтер, Зинаида. За полярным кругом. М. Лгр. 1925. Стр. 28.
  14. Гольмберг, У. Религия лопарей. Цитируется по изложению В. Мансикки. Из финской этнографической литературы. Живая Старина, 1916, вып. II—III, стр. 199—231.
  15. Живая Старина, стр. 214.
  16. Энциклопедич. словарь, т. XVIII, стр. 2. — Лопари.
  17. Живая Старина, стр. 214.
  18. Там же.
  19. См. отметки об этом в финляндских и лапландских лабиринтах.
Содержание