673 solovec lab/05

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Соловецкие лабиринты
Их происхождение и место в ряду однородных доисторических памятников
Часть 1. Вводные сведения к изучению лабиринтов Северо-Западной Европы
Автор: Николай Виноградов (1876—1938)

Источник: Виноградов Н. Н. «Соловецкие лабиринты». — Соловки: Бюро печати УСЛОН, 1927. Качество: 100%


26

Глава IV. Литература о соловецких лабиринтах

Несмотря на то, что некоторые лабиринты Соловецких островов расположены вблизи самого монастыря или, во всяком случае, рядом с жительством монахов, несмотря на то, что здесь лабиринты были наиболее доступными из всех cеверных русских лабиринтов, литература о них всё же поражает своею крайнею скудностью и неопределённостью. При этом ещё следует отметить, что как раз всего менее говорили о лабиринтах обитатели Соловецких островов.

Весьма вероятно, что монахи о них и совсем бы промолчали, как о сооружениях, не имеющих с их точки зрения никакого значения.

Это становится определённо ясным из того, что во всей монастырской литературе отмечается факт существования лишь одного лабиринта на Большом Заяцком острове, несмотря на то, что на всех Соловецких островах, вообще, их имеется достаточное количество, при том же некоторые из лабиринтов расположены в непосредственной близости к монастырю.

Заяцкий же лабиринт попал на перо монаха-историка только потому, что с сооружением его связана легенда о Петре Великом, который будто бы и приказал его построить.

В местной соловецкой литературе первое упоминание о соловецких лабиринтах встречается у архимандрита Досифея, составившего историческое описание Соловков.[1]

Он говорит следующее: «На острове Заяцком, близ коего стоял Российский флот, повелело было Государем (Петром Первым) соорудить деревянную церковь во имя святого апостола Андрея, где оная во время бытности его здесь и сооружена иждивением верхового (то есть дворцового) церковного уставщика Иоанна Стефанова сына Тожнева. Также неподалеку от этой церкви выкладен был по земле в два ряда булыжных камней вавилон, или лабиринт, который ещё и поныне виден».[2]

27Две остальных «Истории Соловецкого монастыря» (из имеющихся в моём распоряжении) — архимандрита Мелетия (1881 г.[3]) и безымянная 1899 г.[4] — лишь повторяют, почти буквально, те же самые слова Досифея, только лишь изменив некоторые старинные выражения и обороты.

Из приведённой цитаты видно, насколько невнимательно относились монахи к лабиринтам. Несмотря на то, что на Заяцких островах расположены в непосредственном соседстве друг с другом не один, а целых четыре лабиринта, точно также и на Соловецком острове лабиринты находятся весьма близко от монастыря, — авторы при описании не потрудились даже заглянуть на места их расположения, чтобы дать сведения хотя бы об их числе.

В доступных нам монастырских первоисточниках о соловецких лабиринтах никаких упоминаний более не встречается.

В «Летописце Соловецком», одном на наиболее важных первоисточников по общей истории монастыря и Соловецких островов, о лабиринтах даже не упоминается.

Почти также маловажны и малочисленны сведения о соловецких лабиринтах, которые встречаются и у посторонних монастырю авторов, а также и в специальной литературе.

Иностранные учёные уже давно заинтересовались столь загадочными по своему назначенню сооружениями. Около ста лет прошло со времени появления в печати первых описаний лабиринтов, но сведения о Соловецких лабиринтах в научной литературе появились лишь в 1877 г.

В этом году исследователем Кельсиевым представлены были на Антропологическую выставку описания и зарисовки лапландских и других северных лабиринтов. Куда девались после выставки собранные им материалы — неизвестно, но Э. Аспелин утверждает, что Кельсиев нашёл на соловецких островах три лабиринта.[5]

Как видно из вышеприведённого сообщения, сведения Кельсиева отличаются полной неопределённостью. Неизвестно — на каком из Соловецких островов были найдены лабиринты. На одном или на нескольких? Нет никаких данных, отвечающих даже на эти, самые основные, вопросы, не говоря уже о каком-либо, хотя бы кратком, описании лабиринтов, о каких-либо точных данных.

В литературе «известны ещё два места по Белому, морю, где имеются лабиринты: острова Заяцкие, близ Соловецких, и острова Кемские. А. В. Елисеев, собравший о них первые сведения, говорит, что на Заяцких островах вавилонов несколько, как лабиринтообразных, так и простых узорных, и что на большом острове этой группы имеется ещё множество других более простых каменных сложений».[6]

Здесь уже имеется определённое указание на местонахождения лабиринтов, но и только. Констатирован лишь факт их наличия в определённом месте, но, 28 сколько их на Заяцких островах, на обоих ли островах находятся вавилоны или на одном, какова их форма и т. д., — об этом не говорится ни слова.

Но здесь же имеются и сведения уже прямо сомнительного характера, вносящие значительную путаницу в данный вопрос. Автор говорит о каких-то «лабиринтообразных» и «простых узорных» вавилонах, а «на большом острове» группы имеется ещё множество других более простых каменных сложений». Всё это очень туманно.

Есть ещё одно более позднее, но также слишком мимолётное упоминание о соловецких лабиринтах в статье А. А. Галченко:

«К такого же рода остаткам «каменного века» следует отнести вавилоны, распространённые у нас на севере. Они распространены в Финляндии, в шведской и финляндской Лапландии, по берегам Белого моря, на Мурманском берегу, по берегам Ледовитого океана, на некоторых Соловецких островах, вероятно, и в других местах нашего севера.

«Представляют они собою сложение небольших камней, образующих невысокую, прихотливо извивающуюся, замкнутую стенку. Общая форма сооружения — круг или овал, в котором стенки, извиваясь, образуют лабиринт. Общая величина вавилонов различна и колеблется от одной до нескольких сажен в поперечнике.

«В средине имеется маленькая гробничка, к которой и ведёт запутанная дорожка. Гробничка пустая. Ныне живущие народы, на землях которых находят вавилоны, не признают себя творцами этих сооружений. Несомненно это остатки седой старины.

«Исследованы вавилоны мало и назначение их неизвестно, так как центральная гробничка слишком мала для погребения человека».[7]

В вышепреведённом отрывке, хотя и дано краткое описание устройства лабиринтов, хотя и имеется даже некоторое соображение относительно центрального сооружения «гробнички», но, по всей видимости, автор сам не видал вавилоны, а говорит о них с чужих слов или же на основании не раз уже цитированной ранее работы А. А. Спицына. Здесь также не указано точно, на каких же именно Соловецких островах находятся лабиринты. И вообще, для соловецких лабиринтов значение этой заметки равно нулю.

Вот и все те сведения, какие можно было найти в доступной нам литературе о соловецких лабиринтах.

Насколько невнимательно было отношение наших археологов и обследователей к лабиринтам, или вавилонам, видно из того, что в «Сведениях о городах и курганах Архангельской губернии», собранных и 1873 г.[8], не встречается 29 даже упоминания хотя бы об одном каком-либо вавилоне, несмотря на то, что здесь сообщены данные не об одних только городищах и курганах, но и о разного рода других земляных и каменных сооружениях.

Ясно, что значение всей вышеприведённой литературы о соловецких лабиринтах чрезвычайно ничтожно. Кроме установления факта нахождения лабиринтов на островах Заяцких, из всех приводимых сведений больше ничего не выжмешь. Притом же на основании одних только этих сообщений нельзя даже точно определить: сколько лабиринтов на Заяцких островах — один, или три, или «несколько»? На Большом или на Малом Заяцком островах находятся лабиринты, или на обоих? и т. д.

Таким образом, для правильной постановки вопроса о соловецких лабиринтах приходится сначала проделать все подготовительные работы, собрать по возможности полные исчерпывающие данные об их количестве, местонахождении, внешней форме, внутреннем устройстве и о сопутствующих им сооружениях.

В следующих главах второй части мы и переходим прежде всего к подробному описанию соловецких лабиринтов.

Примечания

  1. Досифей, архим. Топографическое и историческое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М. 1834.
  2. Там же, стр. 164. Курсив мой.
  3. Мелетий, архимандрит. Историческое описание, ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М. 1881. О лабиринте — стр. 147.
  4. «История первоклассного ставропигиального Соловецкого монастыря». Спб. 1899. О лабиринтах — стр. 118.
  5. Спицын, А., стр. 106, примеч. 1.
  6. Елисеев, А. В. О так называемых вавилонах на севере… стр. 15; срвн. Спицын, А., стр. 109.
  7. Галченко, А. О. О каменном веке и об остатках его в Олонецкой губернии. — Известия Общества Изучения Олонецкой губернии, 1913, № 1, стр. 41—42. Курсис мой.
  8. «Сведения 1873 о городищах и курганах. С предисловием А. А. Спицына. Архангельская губерния». Известия Археологической Комиссии, вып. 5-й, Спб 1903.
Содержание