673 solovec lab/02

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Соловецкие лабиринты
Их происхождение и место в ряду однородных доисторических памятников
Часть 1. Вводные сведения к изучению лабиринтов Северо-Западной Европы
Автор: Николай Виноградов (1876—1938)

Источник: Виноградов Н. Н. «Соловецкие лабиринты». — Соловки: Бюро печати УСЛОН, 1927. Качество: 100%


11

Глава I. Лабиринты Северо-Западной Европы. Их местные названия

О лабиринтах вообще

По всему северо-западу Европы рассеяны в довольно значительном количестве особого рода наземные сооружения из камни или дёрна, заключающие в себе ряды замысловатых ходов, извилистым путём ведущих к центру, или же, проходя через него, — к выходу, или в тупик, откуда нужно возвращаться назад.

Так как прототипом такого рода сооружений обычно считается наиболее известный со времени древности лабиринт на острове Крит, то и подобные ему сооружения на северо-западе Европы в научной литературе подучили название лабиринтов.

Также лабиринтами именуются и графические изображения этих сооружений, выложенные на полах средневековых церквей или же изображённые в средневековых же рукописях.

Графических изображений лабиринтов в дальнейшем изложении я буду касаться лишь постольку, поскольку это потребуется для выяснения некоторых деталей устройства и частностей хронологического определения времени постройки лабиринтов.

Не буду также касаться подробно и английских, сложенных из дёрна лабиринтов — «мазов», имеющих, по-видимому, довольно позднее происхождение и потому непосредственно не относящихся к интересующей нас теме.[1]

Настоящая работа посвящена исключительно описанию северо-западно европейских каменных лабиринтов и, в частности, обследованию и описанию соловецких.

Каменные лабиринты встречаются в Швеции, Норвегии, Дании, Финляндии, 12 Лапландии и в прилегающей к Финляндии и Лапландии северо-западной части CCCР. В Англии, как уже было упомянуто, встречаются дерновые лабиринты или «мазы» .

Местные названия лабиринтов

Не только в различных странах, на языка местных жителей, лабиринты носят различное наименование, но и в одной в той же стране, даже в неподалёку друг от друга расположенных селениях, местные названия лабиринтов бывают неодинаковы, а порою и до причудливости разнообразны.

Общеупотребительное наименование этих замысловатых по плану каменных сооружений лабиринтами является лишь принятым в научной литературе, но неизвестным в местах их распространения.

Лабиринтами подлежащие нашему рассмотрению северные наземные выкладки из валунов названы, как только что было сказано, по имени наиболее известного из четырёх этого рода сооружений древнего мира — лабиринта, находившегося по преданию близ Кносса, на северном берегу острова Крит.[2]

На севере России, в Лапландии и по берегам Белого моря, среди русского и обруселого населения, лабиринты повсеместно известны под именем «вавилонов». Это название не даёт понятия о том, для какой цели строились лабиринты, или какое они имели назначение, а указывает лишь на затейливость, запутанность их внутреннего устройства. Подобное же наименование в крестьянской среде на нашем севере носят и особенно хитро сплетённые разного рода вышивные узоры на «концах» у полотенец, на «трестах» (каймы у простыни) и проч.

В народном языке слово «вавилон» имеет ещё целый ряд подобных же и соответствующих значений.

Особенным разнообразием отличаются местные названия лабиринтов в Финляндии. Здесь встречаются следующие имена: Забор или Дорога великанов. Игра святого Петра, Девичьи пляски, Ограда монахинь, Троя, Гибель Иерусалима, Ниневия, Иерихон, Каменная ограда, Лиссабон.[3]

Такой обширный лексикон названий для небольшого сравнительно количества одинаковых сооружений является чрезвычайно характерным и показательным в известном отношении. Одиннадцать названий для тридцати групп и отдельных лабиринтов — это менее, чем три группы (лабиринта) для одного названия.[4] Притом же следует отметить, что наибольшее количество лабиринтов обнаружено между Нюстадом и Выборгом по южному побережью Финляндии (северный берег 13 Финского залива). А затем, отмечены ещё две крупных группы — между Кристинештадом и Якобстадом и от Улеаборга до шведской границы.[5] Это в значительной степени суживает территорию, на которой распространены лабиринты в Финляндии, и делает ещё более показательным разнообразие местных названий.

Такое разнообразие названий на незначительной сравнительно территории весьма знаменательно в том отношении, что свидетельствует о довольно-таки позднем их появлении, когда уже были совершенно забыты их первоначальные, несомненно, однообразные названия, и утрачены понятия о назначении лабиринтов.

Рассматривая и внимательно анализируя только что перечисленную серию названий финляндских лабиринтов, легко отметить, что все они разбиваются на несколько сходных по своему значению групп.

Наибольшей является группа названий церковно-религиозных. Сюда относятся — Игра святого Петра, Ограда монахинь, Гибель Иерусалима, Ниневия, Иерихон. Но здесь, собственно говоря, к чисто церковно-религиозным, как будто указывающим на какой-то обряд или священное действие, можно отнести лишь первое название.

Всё же остальные следует поставить в один ряд с такими названиями, как — Забор великанов, Троя, Каменная ограда, Лиссабон. Они указывают на внешний вид и форму лабиринта, гребни которого представляют в миниатюре вид забора, ограды или же городских стен.

Ход народного мышления при создании такого рода наименований будет вполне ясен, если с ними сопоставить цитату из «Сказки», иначе сказать — отчёта двух русских послов, кн. Звенигородского и дьяка Васильчикова, посланных для переговоров со шведами о границе.

Увидев в Варенге лабиринты, они так записали в свой путевой журнал ходившие в той местности относительно лабиринтов предания и результаты личного осмотра: «выкладено каменьем, как бы городовой оклад[6] в двенадцать стен, а назван был тот оклад Вавилоном».[7]

Отсюда ясно видно, что гребни лабиринта в сознании местных обитателей представлялись в виде городских стен. Что же касается того, что лабиринтам приписывались названия библейских городов, по преимуществу, то это объясняется современной религиозной настроенностью финнов, а может быть, и отголосками древних преданий языческого периода, получивших христианскую окраску.[8]

Название лабиринтов именем г. Лиссабона может быть поставлено в связь с известным в истории страшным лиссабонским землетрясением. Весть о постигшем этот город бедствии облетела весь мир и отразилась в названии лабиринтов.

Наименование «Троя» указывает на знакомство с мифами классической древности и относится, конечно, к ещё более позднему времени.

14Забор или Дорога великанов, Ограда монахинь, Каменная ограда — эти названия, равным образом, указывают на каменные гребни лабиринтов и дорожки между ними.[9]

Название «Девичьи пляски» указывает на запутанную, затейливую внутреннюю конструкцию сооружения, подобную переплетающемуся девичьему хороводу или сложному по своим движениям танцу.

Название «Игра святого Петра», по моему мнению, точно также указывает не на что иное, как на внешнюю форму сооружения. Апостол Пётр в народных верованиях представляется райским сторожем, у него хранится и ключ от райских врат. А рай — это тоже «град божий», город «праведных». В этом виде, обнесённый стенами с башенками, он и рисуется на народных картинках, изображается в народных легендах и сказаниях.

Таким образом, все разнообразные местные финляндские названия указывают исключительно лишь на формы лабиринтов, а не на их назначение и не на цель сооружения. Вследствие этого названия финляндских лабиринтов приходится признать поздними, относящимися к тому времени, когда уже было утрачено всякое понимание смысла сооружения лабиринтов и их назначения.

Но, наряду с названием лабиринтов, весьма интересно было бы знать: носят ли одинаковые по своему устройству лабиринты одинаковые же и названия? И, вместе с тем, — не называются ли различные по плану и рисунку лабиринты одинаковыми именами? Такие сведения дали бы также довольно ценный материал для выводов.

Названия датских, шведских и норвежских лабиринтов в доступных мне источниках не отмечены.

Английские лабиринты называются «мазами». Так как в дальнейшем я не предполагаю в своей работе привлекать их к сравнению, вследствие полной неопределённости сообщаемых о них сведений, то здесь приводится лишь полностью соответствующая выписка о них из работы А. А. Спицына.

«В Англии встречаются лабиринты, сложенные из дёрна и называемые «мазами». Они нередко помещаются близ церквей и мест, освящённых преданием. У одного по углам вырезаны кресты. Все «мазы» имеют перемычки и значительное число ходов (рис. 9).[10] Некоторые из них выложены в форме квадрата, иные представляют сложное плетение в виде треугольника. Вообще английские дерновые лабиринты производят впечатление поздних. Назначение их остаётся неизвестным.

Примечания

  1. Хотя «мазы» и очень важны дли выводов данной работы, но о них я не мог получить никаких сведений, кроме здесь приведённых. О «мазах» см. далее, на стр. 14.
  2. Лабиринт этот можно считать скорее произведением народной фантазии, чем действительно существовавшим зданием. Постройка его приписывалась легендарному ваятелю и зодчему Дедалу, создавшему это сооружение по приказанию царя Миноса для того, чтобы содержать здесь чудовище — Минотавра, убитого впоследствии Тезеем.
  3. Список названий лабиринтов в Финляндии — см. Спицын, А. Северные лабиринты. Известия Археологической Комиссии, вып. 6-й. Спб. 1904. На стр. 104. В дальнейшем везде при ссылках на А. А. Спицына имеется в виду только эта его работа.
  4. Спицын, А., стр. 104—105; срвн. приложение № 1 к настоящей работе.
  5. Спицын, А., стр. 104.
  6. Курсив мой.
  7. Спицын, А., стр. 108.
  8. См. далее, стр. 150.
  9. Первые два наименования в приложении к небольшим, всего в несколько футов в диаметре, сооружениям, кажутся даже как будто некоторой шуткой.
  10. Ссылка на рис. в работе А. А. Спицына — Северные лабиринты, стр. 107.
Содержание