1593/37

Материал из Enlitera
Перейти к навигации Перейти к поиску
Народоведение
Автор: Фридрих Ратцель (1844—1904)
Перевод: Дмитрий Андреевич Коропчевский (1842—1903)

Язык оригинала: немецкий · Название оригинала: Völkerkunde · Источник: Ратцель Ф. Народоведение / пер. Д. А. Коропчевского, 4-е изд., стереот. — СПб.: Просвещение, 1904. Качество: 75%


20. Мадагассы

«В малайско-африканском смещении преобладание принадлежит малайско-азиатскому (элементу)».
Содержание: Мадагаскар, Народ. Негроидный и малайский элементы. Предполагаемые пигмеи. Индийские, арабские и европейские влияния. — Семья: Дети. Наречение имени. Брак. Кровное братство. — Государство: Сословия. Рабы. Образование государств. Царство говасов. Исторический обзор. Королевская власть. Всё считается достоянием короны. Положение правителя как первосвященника. Законы. Божьи суды. Военное устройство.

Мадагаскар[1], имеющий более 10 000 кв. м. поверхности, принадлежит к самым большим из обитаемых островов, расположен в счастливом климате, обладает удобным строением поверхности и орошением и поэтому имеет достаточно пространства и средств, чтобы образовать особую этническую область. Он отстоит на 50 геогр. миль от восточного берега Африки, 90 — от острова Бурбон, 270 — от Аравии и почти столько же от Индии. Морское течение, идущее к югу, усиливает изолированность на юге и западе, а восточный и северный берега омывается спокойными водами Индийского океана, с его правильной сменой муссонов, хотя это спокойствие, к сожалению, нередко нарушается опустошительными ураганами. Лучшие гавани острова лежат на северо-западе.

Мадагаскар — по преимуществу плоскогорье; плоские [440] возвышенности и горы занимают бо́льшую часть его внутренней области. Более прохладный, укрепляющий климат Говасского плоскогорья, несомненно, содействовал превращению этого народа в тот тип, какой он представляет теперь. Узкая лесная полоса на плоском берегу сменяется далее болотами и трясинами; к ним примыкают медленно повышающиеся волнистые равнины, которые постепенно превращаются в уступы, увенчиваемые плоскою возвышенностью Имерины и её горами. Эта лесистая и луговая область — наиболее обещающая часть Мадагасской страны; на плоской возвышенности преобладают кустарные поросли. Неравномерное распределение осадков в течение года может служить объяснением скудости леса, но немало леса досталось и в жертву огню, так как мадагассы этим путём расчищают землю для пашни. Климат пассатов обостряет противоположность между сырым и более продолжительным сухим временем года. На плоскогорье так же, как и на береговых низинах, засухи сменяются наводнениями; форма поверхности обуславливает большие неравенства падения. Известную замену рек представляют лагуны, тянущиеся длинной цепью, преимущественно на восточном берегу. Здесь растительный мир не играет никакой роли в продовольствии народа, но береговые саванны и травянистые равнины внутренней части острова поддерживают скотоводство, проникающее всю жизнь мадагассов; леса после выжигания представляют чрезвычайно плодородные поля. Берега окаймлены, быть может, местной кокосовой пальмой. Саговая пальма растёт и здесь, но туземцы не пользуются ею. Из пальм наибольшую пользу приносит рафия (Sagus raphia), потому что она в своих листовых нервах длиною до 6 м. содержит строительный материал, а в тонких перистых листьях — превосходное ткацкое волокно. Плетение циновок, корзин и шляп из соломы составляет главное занятие мадагасских женщин. В некоторых береговых местностях и в стране Бетсилео менее состоятельные люди одеваются в травяные циновки, дома там кроются травой, из лёгких треугольных стволов ситника, похожего на папирус, делаются плоты, наподобие бамбуковых. На бедном лесом плоскогорье трава составляет единственный горючий материал. Там встречается много красильных растений, и в числе их возделывается индиго.

Мадагасс негроидного типа. (По фотографии из коллекции Прунер Бея.)

Отношения туземного животного мира к человеку в немногих местностях земли так ограничены, как здесь. Получается такое впечатление, как будто наиболее глубокое влияние оказывали не местные, а ввезённые растения и животные; из туземных животных и растений не образовалось ни одного настоящего домашнего животного и возделанного растения. [441]

Положение Мадагаскара указывает на связь его судьбы с Африкой, но жизнью своих народов он совершенно отделён от последней. Без сомнения, он рано подвергся азиатским влияниям; мы и теперь ещё можем выделить часть его населения и проследить его до Южной Азии. Тем не менее, основа была африканскою, и культурное положение этого острова, имеющего большую будущность, имеет более африканский, чем азиатский характер. Ход истории бесцельно раздробил его, не дав ему оказать никакого влияния на общее развитие человечества. Мадагаскар столь же мало, как и Восточная Африка, принимал какое-либо заметное участие в истории народов Индийского океана.

Мадагасское население выказывает большое разнообразие физических признаков. Цвет его кожи колеблется между светло-бронзовым цветом южных европейцев и густым, буровато-чёрным цветом, волосы — между шерстистыми волосами африканцев и прямыми волосами малайцев, физиономия — между крайними негроидным и монголоидным типами. Эти свойства то замечаются в различных переходах в одном племени, то ясно распределяются на различные племена. Раздвоение населения на малайскую и африканскую составные части — на говасов (гова) и сакалавов (сакалава)[2] несомненно, но в отдельных случаях оно затруднительно, и история их взаимодействия довольно темна. Несмотря на переходные формы других смешений, с обеих сторон сохранились довольно чистые расы.

Мадагасс негроидного типа. (По фотографии из коллекции Прунер Бея.) Ср. текст на этой странице.

Малайский элемент, по-видимому, сохранился в чистом виде в самом могущественном народе Мадагаскара — говасах. Они — невысокого роста, но довольно хорошо сложены, проворны и энергичны, хотя больше отличаются упорством, чем силою; цвет кожи их оливково-жёлтый, а у некоторых даже светлее, чем в Южной Европе; нижняя часть лица их мало выступает; волосы чёрные, прямые или кудрявые, глаза карие (см. рис., стр. 452). Но малайские признаки мы должны искать не только у говасов. Вследствие своих войн и распространения по острову, тип их уже не так чист, как у племён, спокойно живших на берегу моря. Сайбри находил бетсимараков светлее, чем говасов. Мы не должны оставлять без внимания и женскую половину: многие светлокожие говаски, в противоположность мужчинам, отличаются красотой и настолько выделяются своим умом, что история острова давно уже связана с их именами. Со времени появления европейцев и мулатки, как мадагасского происхождения, так и уроженки островов Бурбона и Маврикия, играют большую роль в истории европейских захватов и двух сакалавских царств западной части острова. Новейшие [442] наблюдатели приписывают вообще превосходство береговых говасов значительной доле белой крови.

Прежде упоминалось о расе пигмеев на Мадагаскаре, которая считалась то баснословной, то вымершей. Сообщения Де Коммерсона от 1771 года и др. о кимосах Эллис пытался применить к вазимбам, которые меньше говасов, более светлокожи и более ловки в физическом отношении и, согласно преданиям, построили большие дольменообразные каменные гробницы, встречающиеся во внутренней части Мадагаскара.

Численность иноземных элементов не установлена, но значение их, в особенности в экономической жизни, стоит вне сомнения. Между ними более всего заметны энергичные, жестокие арабы и суагелии и затем мирные, но тем более хитрые индусы. Почти в каждом удобном береговом пункте Мадагаскара можно найти поселения суагелиев; индусы почти всю торговлю держат в своих руках. Отдельные следы заставляют вспоминать и о более отдалённых народах: уже Эдризи говорит о сношении китайцев с Мадагаскаром, которые в последние годы оживились приливом сынов Поднебесной империи.

О численности арабов на острове мы не имеем сведений, но она не может быть незначительной. Традиции приписывают целым племенам Мадагаскара арабское происхождение; уже в давнее время мы находим у арабских писателей сведения о Мадагаскаре. На юге Мадагаскара пользуются арабским алфавитом; арабские книги можно найти на восточном берегу, а на севере говасы только под влиянием англичан ввели у себя английскую азбуку. Христианство свело арабский язык отчасти к положению языка, употребляемого для ворожбы; там носят амулеты, которых никто не понимает, потому что они написаны по арабски. Но почему ислам, пропаганда которого в Восточной Африке велась так искусно, ограничивается здесь только береговыми местностями? Говасы, прирождённые враги берегового населения, весьма быстро приняли христианство: они видели в нём прежде всего противоположность исламу. Прежде, быть может, дело стояло иначе. Кэмерон сопоставил говасские обычаи, сходные с еврейскими, но разве они не могли быть скорее арабским наследием?

Но в каком порядке и последовании располагаются различные элементы во времени? В 1873 году в Антананариву была издана в свет местная история, в которой помещён был список 36 начальников и королей говасов. В лучшем случае он может обнимать 800 лет. Между тем лингвисты переселение сюда малайских народов, вследствие древнего склада мадагасского наречия, считают предшествовавшим распространению их в Полинезии. Наряду с кисуагели и арабским языком на острове существуют только диалекты малайского языка, которые настолько сходны между собою, что все мадагассы, хотя и с трудом, понимают друг друга.

Никто до сих пор не высказывал серьёзного сомнения в существенно малайском характере мадагасских диалектов и в особенности говасского, но его пытались ослабить, видя в малайских примесях случайные, а также и чуждые обломки. Во всяком случае, мадагасский язык не только напоминает настоящую область малайского языка, но родство простирается с неменьшей силой и на полинезийскую область. Кузен считает его более древней, самостоятельной формой той же семьи языков, к которой, в качестве младших членов, принадлежат малайские и полинезийские наречия. Факт заключается, таким образом, в одновременном проявлении африканских и южно-азиатских элементов населения, основывающемся более на физических признаках, чем на языке. Из этнографических доказательств прежде всего [443] имеет значение существование, несомненно, восточно-африканского скотоводства; земледелие, напротив, с возделыванием риса, таро и сахарного тростника указывает на Южную Азию. Земледелие всего более распространено на востоке, у говасов, а скотоводство — на западе, у сакалавов. Общее употребление ткани рафия не объясняет незначительного применения шкур животных для одежды, которое так любят африканские скотоводы; материя из коры здесь также встречается, как и в Меланезии, и во внутренней Африке. В числе оружия мы не находим здесь внутреннеафриканского метательного ножа и африканского лука. При ковке железа мадагассы пользуются южноазиатско-малайскими мехами. Фади напоминает малайско-полинезийское табу, но играет менее видную роль (ср. стр. 450). Государственная жизнь, пока не поднялись (с европейской помощью) говасы, большая держава Мадагаскара, имела африканский склад. В религиозных понятиях мы находим здесь больше южноазиатского, чем африканского. Общее впечатление этнографического состава сходно с лингвистическим: в малайско-африканском смешении перевес принадлежит малайско-азиатскому элементу.

Музыкальный инструмент сакалавов. (Берлинский музей народоведения.) ⅓ наст. величины. Ср. текст, стр. 444.

К африканцам, как первым обитателям, притекали малайцы и другие народы восточного и северного края Индийского океана и постепенно смешивались с ними; говасы и родственные с ними народы своей относительной чистотой свидетельствуют о более позднем переселении. Однократное малайское переселение так же не было невозможно, как переселение случайного характера; здесь совершался медленный прилив. Малайцы должны были находиться в тесном общении с землями западной части Индийского океана, которое связывало их с малайской культурой Индокитая и архипелага. Малайские следы в Африке указывают, что эти восточные влияния не задерживались Мозамбикским проливом.

Нынешнее судоходство восточных африканцев, по мнению многих этнографов, не допускает добровольного переселения таких племён, но суда и мореходное искусство не составляют прочного достояния, как показывают многие примеры в Полинезии и азиатской области обитания малайцев. Допускать вместе с Гильдебрандтом, что во время этого заселения в Мозамбикском проливе существовало гораздо больше вулканических островов, служивших как бы сваями моста, нет никакой необходимости. Почему эти энергичные африканцы не могли бы найти сюда дороги? Они никогда не страдали недостатком мужества. Проблематичной остаётся переправа рогатого скота: здесь дело идёт о такой мореходной технике, какую можно найти только у арабов, а никак не у народов, о которых мы в этом случае должны думать прежде всего.

Численность населения Мадагаскара принимается в 3—4 миллиона. Во всяком случае, она в 15—20 раз меньше, чем должна бы быть [444] по европейским понятиям. Число говасов считается от 750 000 (Эллис) до 1 200 000 (Мулленс); относительно густонаселённой областью можно назвать говасскую область Имерину на внутреннем плоскогорьи, затем некоторые части провинций Бетсилеа и Бара.

[[File:|Цитра и пороховой рог говасов. (Дрезденский этнографический музей.)]]

При суждении о характере не следует забывать различия рас. Бесспорно, говас, подобно всем малайцам, более расчётлив, чем прямодушен, более гибок, чем силён. Его добродетели и пороки одинаково заключаются в мягкости, которая заставляет его охотно принимать европейские влияния, даже и христианство, но не позволяет ему с достаточной энергией сохранять заключающиеся в них блага. Он избегает в настоятельных случаях определённого ответа, обращается к различным изворотам и всегда оставляет для себя возможность отступления. Его скупость и ненасытная жадность не могут, однако, создать сильной экономической жизни. Чрезмерное потребление спиртных напитков сделалось историческим на Мадагаскаре; ему обязан весьма способный король своим низвержением с престола. Политическая мстительность, убийства из-за угла или посредством яда получили общую известность. В говасах живёт сильное чувство превосходства над другими племенами острова, которые были разом покорены, но их положение мало оправдывает это. Политическое значение имеет и их никогда не ослабевающее чувство любви к родине: они всегда неохотно покидали её и охотно возвращались назад.

Мадагассы страстно любят музыку; оркестры должны находиться постоянно поблизости короля и знатных лиц. Инструменты имеют по преимуществу малайский характер (см. рис., стр. 443). важное значение приписывается малайско-полинезийской антсиве, или раковинной трубе — большой морской трубе резкого тона, которою по закону могут пользоваться только короли и которая призывает солдат к оружию. Ни у одного мадагасса религиозные церемонии не обходятся без пения, плясок или ружейных выстрелов. Большие государственные перевороты, начинающиеся в народе в виде глухого брожения, чаще всего провозглашались пляшущими под влиянием особых болезненных припадков, что объяснялось одержанием демоном, причём жертвы этой болезни бывали из всех слоёв народа. Многие болезни излечиваются плясками и пением.

По некоторым указаниям хронологии, относящейся к времени до прибытия европейцев, год состоял из 12 месяцев в 28 дней; дальнейшие 28 дней так распределялись на 12 месяцев, что каждый новый год каждый раз начинался с новолуния. Названия месяцев говасов заимствованы из арабского языка, тогда как у береговых племён они образованы из туземных слов. Ввиду незначительного развития мореплавания, мы почти ничего не слышим о наблюдениях звёзд с целью ориентирования или определения времени. Но посадка риса и другие важные предприятия регулируются по захождению солнца на определённом месте горизонта.

Одежда мадагассов у говасов и сакалавов первоначально была одинаковою — кусок ткани для нижней части тела от поясницы и для верхней части, доходивший у мужчин до колен, а у женщин до [445] ступней. Эта одежда, к сожалению, была вытеснена европейской, что, естественно, быстрее всего совершилось у говасов. Шерстистоволосые носят волосы по большей части в виде больших париков, а говасы стригут их коротко или разделяют пробором посередине, причём надевают ещё широкополые соломенные шляпы. Из вещей, служащих для украшения, предпочитаются другим серебряные или медные браслеты и перстни — первые в особенности на западном берегу, где преобладает арабское влияние. Встречаются и носовые кольца по индийской моде. Сакалавы мужчины не татуируются, а женщины их терновником или гвоздём делают себе на предплечьях очертания крестов, звёзд и змеистых линий. Говасы не татуируются, а жёны бетсилеев татуируют себе грудь и шею ниже затылка. У сакалавов западного берега наблюдаются африканские отрезки дерева в ушах. Окрашивание зубов чёрной мастикой, которую Сайбри называет «лаинго», употребительно у лесных племён внутренней части острова; по-видимому, они попеременно одни зубы чернят, а другие оетавляют белыми.

Шейная цепь мадагассов, вырезанная из рога. (Музей Миссионерского общества в Лондоне.)

Говасы приобрели своё господствующее положение, главным образом, благодаря европейскому оружию и вынудили другие племена последовать их примеру. Поэтому огнестрельное оружие можно найти почти у каждого племени. Даже у самых отдалённых из них воины вместе с двумя метательными копьями имеют при себе ружьё. В то же время, однако, даже в Антананариву можно видеть ещё в большом количестве копья, боевые топоры, короткие кинжалы и деревянные щиты из буйволовой кожи. Но искусное обращение с копьями приписывается только более диким племенам. Наряду с луком можно найти в качестве оружия, действующего на расстоянии, и малайскую духовую трубу длиною в 2—3 метра; стрелы для неё состоят из тонких, длиною в 0,5 метра, расщеплённых отрезков бамбука или Phragmites, обмотанных сзади волокнами, Asclipiadea ласточника или перьями, образующими втулку, которою стрела выталкивается и поддерживается на лету в прямом направлении.

Дома всеми мадагассами строятся по довольно сходному основному плану, что служит доказательством сходства их в этнографическом отношении. Глина на этом гранитном острове весьма распространена. При постройке её кладут слоями в 0,5 метра высоты и несколько меньшей толщины. Так создаются стены, которые, к удивлению европейцев, в течение многих лет противятся проливным дождям. Крыша опирается не на них, а на три подпорки. Она крута, высока и покрыта тростником или ситником. Только у самых богатых людей в Антананариву можно найти кровли из деревянного выкрашенного тёса или глиняных черепиц. На гребне скрещиваются перекладины крыши, концы которых часто заканчиваются небольшими резными украшениями в виде рогов [446] быка или мелких птиц. В этом заключается, по-видимому, воспоминание о символическом животном племени. Высота перекладин служит выражением общественного значения (см. рис. ниже). В доме бывает, по меньшей мере, дверь и окно; двери отворяются обыкновенно на запад, приблизительно на высоте 0,5 метра над землёю, так, что приходится подниматься по двум или трём камням, положенньим у порога. Восточная или северо-восточная часть дома считается священной: здесь стоит изображение предка или крест; при постройке подпорка с этой стороны ставится с известными торжественными обрядами. Это — говасский тип, выраженный в величественном виде в постройках столицы (см. рис., стр. 451). Королевские здания, громадные хижины с острыми кровлями, в каждом этаже окружены верандами, опирающимися на громадные

Дом говасского начальника. (Из журнала «Globus».)

брёвна. Город поднимается в виде террас; узкие тропинки круты и неудобны, и дома стоят не рядами, а пёстро перемешаны между собою. Некоторые свободные площади служат для рынков. И в деревнях сакалавов маленькие хижины, разбросанные в тени больших деревьев, одеты листьями, прямоугольны и опираются побольшей части на сваи высотою в 1—2 метра. Все деревни и многие отдельные дома окружены высокими тростниковыми или глиняными стенами (см. рис., стр. 447). Здесь усматривали обычай, заимствованный от магометан, но пока существовали раздоры между мелкими племенами говасов, на каждой возвышенности можно было видеть деревню, укреплённую тремя круглыми рвами. После того, как сильное правительство положило конец этому кулачному праву, население спустилось в равнину. Однако и в настоящее время в земле говасов существует ещё немало укреплённых деревень. В то время (обыкновенно при этом имеется в виду вторая половина XVIII века) каменные постройки были вообще в большем употреблении у мадагассов, чем теперь: эта страна не кажется уже совершенно лишённой развалин и воспоминаний, как многие местности Африки.

Там нет ни одного племени, которое обходилось бы вовсе без земледелия. Так же, как у восточных африканских негров, [447] лёгкая мотыга служит здесь почти единственным орудием для обработки земли. Поля часто лежат далеко от деревни, в углублениях долины или на береговых равнинах вод и переносятся с одного места на другое. Без всякой заботы о будущем, беспощадно губится лес, чтобы получить новь и удобрение из золы; после того лес уже не засаживается вновь. Вследствие этого в настоящее время почти вся земля говасов безлесна и поросла травою; лишь местами поднимается почтенный древесный великан как свидетель прошлого величия. На этой площади индийские, арабские и европейские влияния распространили культуру риса и сахарного тростника. Рис — единственный питательный плод на востоке и внутри острова, между тем как обитатели запада питаются более маисом, маниоком и др. кореньями. Уже в прошлом столетии рис вывозился в довольно значительном количестве. Орошение рисовых полей часто производится искусственно, размельчение почвы возлагается на рогатый скот, а стебли срезываются серпом, напоминающим слегка изогнутый косарь. Затем хлеб выколачивается на камне и очищается веянием. В земле говасов возделывается много сахарного тростника. Его отжимают между двумя цилиндрами из твёрдого дерева, откуда сок стекает в корыто. Перегонкою этого сока они добывают опьяняющий напиток «тоакка». Не вполне кристаллизованный сахар продаётся на местных рынках. Туда ввезены многие плодовые деревья — персики, апельсины, лимоны и др. Винная лоза разводится на плоскогорье; в качестве вкусовых веществ, возделываются конопля и табак. Табак курят, что вообще редко можно видеть, из водяных трубок южноафриканского образца, сделанных из тыкв, в форме бычьего рога, и из глины (см. рис., стр. 448 внизу); его никогда не нюхают, но со страстью жуют в размельчённом виде.

Обнесённые оградой дома земледельцев на Мадагаскаре. (По Эллису.) Ср. текст, стр. 446.

Стада там заменяют деньги. Рогатым скотом уплачивают за невесту; ни один праздник не обходится без жертвы в виде рогатого скота. Мадагасс ест мясо только в торжественных случаях; есть телят было бы противно местным обычаям, в силу которых дитя нельзя отделять от матери. Рогатый скот и рис представляют важнейшие источники дохода острова; острова́ Маврикия, Реюньон, даже Занзибар и восточно-африканские береговые места в этом отношении зависят, главным образом, от Мадагаскара. Все деньги помещаются в стада; величайшее честолюбие бедных людей заключается в том, чтобы завести, по крайней мере, 2—3 штуки скота. На плоскогорье молоко составляет главную пищу. У богатых говасов стада доходят до 500—800 [448] штук. Некоторые животные откармливаются искусственно в хлевах, наполовину находящихся под землёю. Хотя скот находится под охраной правительства и у независимых племён воровство его наказывается смертью, но, тем не менее, кража скота довольно распространена.

Ступка для риса и весло из Мадагаскара. (Стокгольмская этнографическая коллекция.)

Мадагасский скот походит на восточно-африканский. Овцы и козы встречаются только внутри острова; свиньи, распространённые повсеместно, были впервые введены англичанами при Радаме I. Кур можно найти не в каждой деревне, а гусей, уток и индеек — только у говасов. Собаки или похожи на шакалов и происходят из Восточной Африки, или представляют помеси с европейскими породами. Кошки считаются у всех мадагассов животными, предвещающими недоброе.

Развитию труда свободных людей препятствует рабство. Там, где требуется большое напряжение сил, как, например, в северных

Мадагасская водяная трубка по африканскому образцу. (Берлинский музей народоведения.) ⅕ наст. величины. Ср. текст, стр. 447.

округах земли сакалавов, где обрабатывают рис, обыкновенно держат рабов. То, что можно назвать промышленной деятельностью, сосредотачивается по преимуществу в руках женщин. Исключение составляют только добывание и обработка железа повсюду, где находится необходимый сырой материал. Говасы охотно подражают европейским образцам — способность самостоятельного изобретения у них малоразвита. У незатронутых цивилизацией народов острова любимым занятием женщин служит тканьё из волокон рафии; повсюду под большими навесами можно видеть в течение целого дня работу на ткацких станках, и нередко требуются месяцы для изготовления куска этой прочной ткани. Более крупная глиняная посуда, в особенности сосуды для воды, которые по одному или по два стоят на крепких подставках в каждой хижине, своей формой и способом обжигания напоминают восточно-африканские сосуды, горшки с крышкою для варки риса — малайские, блюда из тонкой красной глины и фляжки — [449] мавританские гончарные изделия. Плетение циновок, корзин и сумок, которым придаётся иногда в грубом виде форма животного или плоской бутылки, составляет занятие женщин. Узоры квадратных, несколько

Изображение стада рогатого скота на бамбуковом кубке, см. рис., стр. 450. (Берлинский музей народоведения.)

приподнятых на углах кулей для хлеба и циновок весьма красивы. В мадагасских травяных корзинах вода благодаря испарению остаётся прохладной. — Внутренняя торговля вследствие плохого состояния дорог

Плетёная сумочка из Мадагаскара. (Берлинский музей народоведения.) ½ наст. величины.

и необезпеченности сообщений, довольно незначительна. Хотя внешняя торговля постепенно стала необходимою для государства говасов, все производительные средства его находятся в самом жалком положении. Высокие ввозные пошлины, которыми говасы покрывают бо́льшую часть своих государственных расходов, обременяют торговлю, но приносят пользу лишь настолько, насколько касаются и водки. [450]

Бамбуковый кубок говасов, употребляемый вместо табатерки. (Берлинский музей народоведения.) ½ наст. величины. См. также рис., стр. 449.

Христианство должно было вступить на Мадагаскаре в сделку с многожёнством, которое постоянно поддерживалось хищническими походами говасов. Но походы эти давно уже перестали быть успешными, и многожёнство было официально уничтожено. Повсюду первая жена считается госпожою в доме, и дети её пользуются привилегиями перед остальными. Хижины отдельных побочных жён (вади-кэли) сгруппированы вокруг хижины большего размера их общего супруга, который живёт там вместе с главной женой (вади-бэ). Последняя редко бывает самой красивой, но чаще самой богатой и наиболее близкой по рождению домохозяину. Обручение и свадьба напоминают малайские обычаи. При покупке невесты, согласно обычаю, свадьба только тогда считается решённою, когда родители невесты примут от жениха подарок, который прежде состоял из куска бычьего или коровьего хвоста. Вообще, женщина стоит немногим ниже мужчины. До замужества ей предоставляется полная свобода. Языческие племена смотрят благоприятно на рождение детей до брака. У полуцивилизованных говасов-христиан лицемерие играет большую роль. Здесь полукультура, вместе с экономическим регрессом и чрезмерным употреблением крепких напитков, подействовала во всех отношениях разлагающим образом. Экзогамия и материнское право принадлежат к самым характерным признакам малайского племенного родства. Предпочтение женской линии в наследовании, равное значение отца и дяди, матери и тётки в ряду родственников и запрещение браков между детьми сестёр и братьев в качестве «фади» до пятой степени представляют особенности, отличающиеся от африканских обычаев. И выдающаяся в политическом отношении роль женщины зависит прежде всего от того значения, какое приписывается прямому наследованию крови. Поддерживаемая обычаем, в силу которого первым министром бывает супруг королевы, эта роль в истории говасов благодаря трём следовавшим одна за другою королевам почти приняла характер гинекократии. Забота о потомстве, в особенности о мужском, не воспрепятствовала глубокому укоренению жестокого обычая детоубийства. Родителям обеспечено уважение со стороны детей, так как известный почёт отдаётся всем старикам: когда несут груз два невольника, из которых один моложе другого, более молодой старается возложить на себя как можно более тяжести. Кровный братский союз, заключаемый над убитым быком, напоминает подобный же обычай в Африке. [451]

В общественном отношении говасы разделяются на три класса — благородное сословие (андриан), среднее сословие (гова) и рабов (андево или ампори). Благородное сословие состоит по преимуществу из потомков прежних начальников. Это — привилегированное сословие, но не самое богатое; там даже можно услышать поговорку: «Беден, как андриан». Правительство может свободно распоряжаться всеми подданными: служба требуется от богатых и бедных, от старых и молодых. Вследствие этого правительство не оплачивает оказываемые ему услуги; это имеет большое значение при силе правительства и при том обстоятельстве, что министры являются самыми крупными торговцами страны. В этой издельной повинности заключается причина отсталости народа, так как наслаждаться плодами своей работы всего менее приходится тем, кто всего более выполняет её. Европейцы введением заработной платы оказали благоприятное влияние на социальные и экономические отношения государства говасов. Чиновничье сословие, занимающее середину между средним сословием и родовым дворянством, появилось со времён Радама I вследствие известного почёта, оказываемого всем слугам государства. Свободные люди делятся на многочисленные кланы, которые обыкновенно не вступают в брак между собою. Кроме того, они распадаются на две группы — обязанных военной службой и простых граждан.

Столица говасов Антананариву. (По фотографии.) См. текст, стр. 446.

Между рабами различают три категории: заза-хова, андево и мозамбик. Первые происходят от той же крови, как и сами говасы, но были обращены в рабство в наказание за преступление, сделанное ими самими [452] или их отцами, или братьями. Андево, второй и самый многочисленный класс, пополняются преимущественно из военнопленных. Это — рабы в настоящем смысле слова. Они обыкновенно темнее говасов, но наружность их вообще весьма разнообразна, вследствие различия их происхождения. Наконец, третий класс состоит из негров, вывезенных арабами, преимущественно с Мозамбикского берега. С 1877 г. рабы во всех частях острова, подвластных говасам, номинально считаются свободными. Рабы стоят несколько ниже прочих членов семьи, но благодаря расположению господ могут пользоваться такой жизнью, какой

Райнитналавон и Райнилайяривона, два главных министра Радама II. (По Эллису.)

позавидуют многие из свободных людей. Самой дурной стороной рабства является вредное влияние, оказываемое им на работу других: все привыкли даже самый ничтожный труд поручать рабам.

Государственные образования Мадагаскара первоначально имели более ограниченный характер. Бессилие так называемых «королей» часто оказывалось в комическом противоречии с требованиями, предъявлявшимися им со стороны заинтересованных европейцев. Если говасы сумели подняться выше этого низшего политического состояния, то за ними нельзя не признать заслуги основателей государства. Но чем больше государство, тем состав его менее сплочён благодаря разбросанности владений и чиновников. Весь север и запад, за исключением некоторых торговых мест на берегу, ещё независимы, так же, как и юг, и юго-восток. Чтобы объяснить себе этнографические последствия завоевательного распространения говасов, мы должны принять во внимание назойливость, жестокость и утомительность их войн. Противнику старались принести как можно более вреда, причём каждое [453] средство считалось дозволенным. Если присоединить сюда обычай — уводить в рабство всю способную к работе часть покорённого населения, и, наконец, рассеяние чиновников и владений говасов, то такая экспансивная политика не могла привести ни к чему другому, кроме раздробления обитателей. Но закваскою в этой бродящей массе является говас, который считает себя чужим повсюду, кроме родной страны в собственном смысле слова.

Исключая говасов и бетсилеев, которых можно считать существенно тождественными с ними (они образуют ядро царства говасов внутри острова), племена восточного острова называются общим именем некогда самого могущественного из них — бетсимараков. Эти последние, живущие внутри страны Бетанимены и обитающие в лесном поясе восточного берега, между берегом и внутренней частью страны, народности танала, танкай и сиганака походят на говасов, тогда как более северные и южные народности — тайморо, тайфази, тайзака, танози и тандрой — имеют более тёмную кожу и непрямые волосы. Среди бетсимараков также можно найти темнокожих людей с курчавыми волосами. Некогда сакалавы, распространявшиеся с западного берега до южной и северной оконечности острова, имели точку опоры в южном царстве Менабе и в северном царстве Имбоине, основанном начальниками сакалавов лет около 200 тому назад. Оттуда они держали под своей властью говасов; в настоящее время они являются по большей части номинальными подданными говасов.

Королевская власть у мадагассов нигде не имеет неограниченного характера, и правителя говасов всего меньше можно назвать абсолютным монархом. Его окружает высшее дворянство, к которому принадлежат члены королевской семьи и сыновья старинных фамилий и из которого выходят сверстники принца и министры. Король выступает скорее как представитель народа и исполнитель народной воли. Быть может, здесь бессознательно действуют стимулы сношений с европейцами, которые настолько же влияют на легко подвижный народ, насколько трудно бывает уловить их происхождение и действие. Если король управляет энергично и умеет привлечь к себе сердца своего народа, дворянство и народное собрание имеют мало значения, но их власть возрастает тем более, чем правитель слабее или менее пользуется общей любовью. В руках его есть средства власти, придающие его авторитету высшее значение: король не только источник законов, наказаний и почестей, но и обладатель всего. Личность, собственность, время, работа, умелость, изобретение — всё принадлежит правителю. Управление царства говасов и теперь ещё остаётся на точке зрения частного хозяйства за счёт короля, откуда исходят самые бессмысленные вымогательства и поборы. Все минералы, все продукты лесов и полей, которые не приобретаются с помощью мотыги и лопаты, составляют собственность короля, не исключая и полезных деревьев. Король, под страхом смерти или пожизненного заключения, мог запретить подданным покинуть их остров. Провинности перед государством наказываются тем, что право собственности на работу превращается в право на личность, то есть виновные становятся рабами короля. «Государственное рабство» в сущности не отменено и до сих пор.

Прежнее положение властителя в качестве первосвященника почти исчезло. Можно вообще сказать, что духовное сословие стоит гораздо ниже высших придворных чинов. Но в массе народа живут остатки прежнего верования, которое в короле видит главного колдуна. Так же как перед идолами или носителями их, народ должен отступать перед всем, что находится в соприкосновении с королём и его домом. Во время королевского траура каждый говас должен обрить себе [453] голову. Клятва примыкает к божьему суду: присягающий должен выпить волшебного напитка, который при королевской присяге состоит из настоя свинцовой пули, некоторой части земли и ружейного пыжа. Но до сих пор ещё не вышел из употребления божий суд с помощью яда, имевший такое страшное значение под именем «тангепы» у говасов и «кизумбы» у западных сакалавов. Пышность королевского двора во многих отношениях есть только сколок с европейских форм. Для этого достаточно прочесть описание, составленное Эллисом, о короновании Радама II.

Законоположения говасов вновь издаются королём при вступлении на царство. В настоящее время их больше шестидесяти. Новые распоряжения объявляются на открытых площадях. За тяжёлые преступления полагаются различные виды смертной казни и рабство. В то же время женщины, дети, рабы и стада виновного конфискуются и продаются, если родственники не выкупят их.

Говасы поднялись благодаря войне. Войною же они поддерживают свою власть. Настоящая династия отличается воинственностью с мадагасской точки зрения. Часть населения, способная носить оружие, обязана военною службою. Из неё же составляются гарнизоны. Но так как этим солдатам платят так же мало, как и всем, находящимся на государственной службе, то война является для них главной целью. Добывание быков и молодых рабов составляет двойную цель их желаний.

* * *
Содержание
  1. Только говасы, которые сами себя называют малагази, в противоположность другим племенам острова, знают это название. Обитатели окружающих островов называют Мадагаскар Тани Бэ, то есть Большая Земля; суагелии называют его Букини. Название Мадейгаскар в первый раз встречается у Марко Поло.
  2. По принятым у французов названиям, говасы называются малегашами или мадагассами, а прочие обитатели острова, как на севере, так и на юге, сакалавами.